Н.Рерих и наука

НИКОЛАЙ РЕРИХ И НАУКА

 /Пер. с английского А.В.Семенова/

 М.М.Лихтман


Большое число книг, посвященных Николаю Рериху, описывает его работу с точки зрения достижений в живописи, его уникального стиля, блестящего колорита и концепции его произведений. Исходя из факта, что профессор Рерих был недавно избран вице-президентом Археологического института Америки, мы должны уделить внимание достижениям этого всемирно-известного художника и в области науки и археологии. Его открытия в этой области были известны в России уже в 1896 г., когда он был избран членом Императорского археологического общества. Это звание присуждалось исключительно за признанные труды в археологии.

Было бы интересно проследить археологическую деятельность профессора Рериха, которая так часто сочетается с его художественными достижениями. Будучи десятилетним ребенком, он заметил несколько древних курганов поблизости от Извары, имения его отца в С.-Пб. губернии. Из-за религиозного страха старики этой деревни запрещали мальчику раскапывать поля. Но с замечательной настойчивостью, которая проявлялась и позднее, подросток засветло раскопал один маленький курган и к радости нашел несколько изысканных бронзовых орнаментов X в. Такое начало укрепило старания гимназиста, и в следующем году он предоставил целую коллекцию подобных предметов своей гимназии. В 16 лет он подарил Императорской Археологической комиссии ценную коллекцию курганных древностей XII в. Еще учась в гимназии, Рерих пишет несколько отчетов в Императорское Археологическое общество и избирается его членом-корреспондентом, несмотря на столь юный возраст. Три года спустя он становится активным сотрудником этого общества, а немного позднее - действительным членом.

После окончания С.-Пб. университета, Рерих был приглашен для чтения лекций в С.-Пб. Императорский Археологический институт. В это время он проводит несколько археологических экспедиций в С.-Пб. и Псковской губерниях, представляет многочисленные важные отчеты Археологическому обществу и публикует несколько научных статей по проблеме Славянской и Финской археологии IX-XI вв. Значительное внимание привлекли статьи, опубликованные профессором Рерихом в это время: “Искусство и археология”, “Курганы Псковской губернии”, “Шелонская пятина Древнего Новгорода”; “Каменный век на озере Пирос“ (Новгородская губ.); “Финские погребения“ (Санкт-Петербургской губ.) и многие другие. В это же время Имп. Археологическая комиссия дает ему несколько заданий и, выполняя их, он раскапывает сотни древних захоронений (...). Среди этих ранних открытий находка курганов каменного века в Тверской губернии стала настоящей сенсацией. Найденные в этих курганах прекрасные украшения из янтаря доказали связь между Тверью и Кенигсбергом на Балтийском море, поскольку это было единственное место, где существовали такие янтари. Археологическое общество Пруссии высоко оценило это открытие молодого ученого.

С 1902 по 1906 г. внимание профессора Рериха было привлечено важной находкой орудий каменного века в Новгородской губ. За несколько лет работы он собрал коллекцию, содержавшую 100 000 предметов, одну из самых крупных коллекций орудий каменного века.

Обратившись к статье проф. Рериха о каменном веке, опубликованной в “Искусстве и Археологии” в 1921 г., мы найдем интересное сравнение между современными дикарями и жителями каменного века. Он очень точно сравнивает суетливых туземцев и людей, живших в каменном веке как идиотов с мудрецами. Первые сохраняют несколько жестов для общения внутри рода, но они не имеют реального значения. Жители каменного века дали дыхание культуре, в то время как аборигены не имеют силы заложить основание красоты, на котором могли бы созидать другие нации и народы (1).

Профессор Рерих нашел большие поселения каменного века в Новгородской и Тверской губерниях. Интересно отметить, что знаменитые каналы, прорытые Петром Великим, образовали большие озера в этих районах, которые покрыты древними поселениями этих примитивных людей. Однако, когда вода ушла из этих искусственных резервуаров, на их берегах были обнаружены прекрасные образцы орудий каменного века. Период этих поселений был определен как ранний неолит и, через все последующие стадии, вплоть до периода типа шведских свайных поселений. Особое внимание к находкам каменного века привлекало предположение о том, что они, возможно, следы единой культуры, указывающие на сходство между людьми.

Коллекция профессора Рериха уникальна по своему разнообразию и включает образцы форм всех периодов каменного века. Подымаясь от грубейших образцов к более утонченным, коллекция доказывает, что каменный век Северной России был таким же изысканным, как и каменный век Южной Франции и Египта. Интересным добавлением к коллекции был образец тонкой формы, украшенный непонятными рисунками.

В 1903 г. профессор Рерих провел глубокое изучение сорока древних городов и крепостей России (коллекция этюдов, ставших результатом этой экспедиции сейчас находится в Музее Окленда). Сергей Эрнст в своей монографии о Рерихе говорит: “После изучения картин этого периода, любой должен признать принципиальным достижением 1903 и 1904 г. огромную серию архитектурных этюдов, созданную художником во время его поездки по России. Величественное зрелище уникальных национальных древностей было запечатлено на холсте легко и свободно. С выразительной обобщенностью и утонченностью переданы состояния покоя и света, которые лежат в основе всех древних памятников искусства. Следовало бы назвать эту серию “Пантеоном нашей былой славы” или “Русскими Елисейскими Полями”... (2).

В это время профессор Рерих избирается членом Совета Общества Архитекторов, что было редкой честью для художника и археолога. Он прочитал несколько лекций по архитектуре перед членами этого Общества. В 1912 г. он выиграл первый приз в конкурсе архитектурных проектов церкви для летней резиденции последнего императора Николая. В это же время профессор Рерих читает несколько лекций по каменному веку в Юсуповском дворце, в которых он проливает свет на первые проявления человеческой культуры. Он впервые поставил перед слушателями проблему, действительно ли люди, жившие в каменном веке, имели такую же примитивную культуру, как и наши быстро исчезающие аборигены. Он также отметил, что по их утвари мы можем лучше понять этот далекий период.

Профессор Рерих читает также лекции по “Звериному стилю”, связывая его с путями древних переселений. В своей книге “Сердце Азии”, вышедшей позднее, он говорит: “ Эта проблема всегда была особенно интересна мне. В поздних открытиях экспедиции Козлова, в работах профессора Ростовцева, Воровки, Макаренко, Толя и многих других выражен большой интерес к Читинским, Монгольским и Готским древностям. Древние находки в Сибири, пути великих переселений в Малой Азии, на Алтае и Урале придают сверхважное значение богатому художественному и историческому материалу Паневропейского Романеска и ранних Готских стилей. И как эти предметы приближены к современному художественному творчеству - многие из этих звериных или растительных стилизаций могли бы выйти из лучшей современной мастерской” (3).

Профессор Рерих с замечательной проницательностью предсказал в своей ранней статье о “Зверином стиле” недавнее выдвижение этой темы в разряд важнейших. Он показал подобную проницательность и когда, изучая иконопись, пришел к заключению, что иконы вскоре будут признаны шедеврами. В статье “По старине” он говорит: “Даже самые слепые, даже самые тупые, скоро поймут великое значение наших примитивов, значение русской иконописи. Поймут и завопят и заохают. И пускай завопят. Будет их вопление пророчествовать. Скоро закончится равнодушное отношение к исторической и народной созидательной мощи, и культура художества расцветет еще пышнее. Через западное искусство сможем по-другому увидеть и многое свое. Посмотрим теплым взглядом любви и восторга”(4).

В это время выдающиеся французские ученые, участники Международного Археологического конгресса в Periqueux, наградили русского ученого за его открытия, и его коллекцию сравнивали с лучшими образцами каменного века Египта. В 1906 г. профессор Рерих осуществляет обширное путешествие по Франции и Италии, всюду изучая древнее искусство и остатки каменного века. В это время он пишет статью в знаменитый журнал “Verona fakes”, в которой он доказывает, что каменные орудия на самом деле не подделки, но принадлежат они гораздо более позднему горному пастушескому племени.

В 1907 г. он изучает лабиринты и древние храмы Финляндии, после чего появляется статья под тем же названием. На озере Пирос профессор Рерих обнаружил человекообразные фигурки, вырезанные из кремня, которые стали причиной большой полемики. В связи с уникальностью находки многие археологи объявили их подделкой. Однако, профессор Веселовский на следующий год подтвердил их подлинность. В этом же году профессор Рерих провел раскопки в Смоленской и Тверской губерниях и на Городище, где обнаружил замечательные эмалевые украшения периода готики.

Одну из важнейших раскопок профессор Рерих произвел в Новгородском Кремле в 1910 г. Это, издревле населенное место, было связано с именем первого Варяжского князя. Вопреки общественному мнению, Рерих утверждал, что этот особенный район еще не был раскопан, и он оказался прав. Раскопка раскрыла семь слоев города семи метров глубиной. По тем предметам, которые были найдены там, слои можно было датировать от XI до XVII вв.

В его статье “Русь подземная” упоминаются эти замечательные данные о напластованиях Новгородского кремля: “Под развалинами каменных строений XVI и XVII вв., украшенных прекрасной керамикой, начался слой деревянного города, который несколько раз горел. В то время весь Новгород был вымощен тяжелыми дубовыми плахами. На разных уровнях эти улицы шли в разных направлениях. Остатки этих деревянных конструкций показывали, как плотно они прилегали друг к другу в XIII и XIV вв., и как легко изменялись среди руин, сгоревших в огне. Под деревянными конструкциями и разнообразными предметами XIII в. начинался древнейший слой города, относимый к IX в., который содержал характерные скандинавские вещи. Эти предметы доказывали, что Новгород первоначально был поселением Скандинавских варягов, которые в то время составляли правящий класс древней Руси.

Одновременно с расширением своих археологических поисков, профессор Рерих собирает коллекцию старых мастеров и основывает музей до-Петровского искусства. об этой коллекции живописи Сергей Эрнст, первый куратор Эрмитажа, сказал следующее: “Необходимо упомянуть, что в 1909 г. художник начал составлять коллекцию старых мастеров, чье искусство он открыл для себя в 1905 и 1906 гг. Живопись Нидерландской школы, основная часть коллекции, и коллекция Рериха ныне занимает одно из первых мест среди частных русских собраний”.

Вскоре после прибытия в Америку в 1921 г. профессор Рерих посетил Санта-Фе для изучения скальных жилищ. В 1928 г. началась историческая Центрально-Азиатская экспедиция Рериха, которая дала доказательства многим научным фактам, среди которых открытие в Транс-Гималаях менгиров и кромлехов совершенно такого же устройства, как и Карнакские в Британии. Древние погребальные холмы были также признаны схожими с “Готскими” холмами Северного Кавказа и южно-русских степей. Множество зверообразных изображений было найдено в этих районах, таких как двойные орлы, олени, львы и т.д., что сделало более ясным пути великого переселения народов. В Малом Тибете и Транс-Гималаях были найдены древние наскальные изображения и древние Буддийские пещерные храмы. Эти рисунки каменного века, высеченные на скалах, давно уже привлекали внимание профессора Рериха. Он изучал их в пещерах Южной Франции и Скандинавии, сравнивал с изображениями на путях великого переселения народов в Сибири и сопоставлял их с концепциями звериного стиля в Азии. Действительно он был счастлив, когда нашел одни и те же сцены охоты, ритуальных танцев, те же обряды жертвоприношений в Монголии и в Дардостане, в Тибетском Туркестане и в Транс-Гималаях.

На протяжении всей своей художественной и архитектурной деятельности профессор Рерих всегда проявлял интерес к исследованию прошлого. Он, однако, соединял эти исследования с мыслями о будущем. Его статья “Русь подземная” заканчивается следующими знаменательными словами: “Тот, кто не знает прошлого, не может думать о будущем”.


 

 


Примечания

1. См.: Н.К.Рерих. Радость искусству. //Н.К.Рерих. Собр. соч., т.I. - М.: изд. И.Сытина, 1914.

Там эта мысль звучит так: “...В дошедших до нас страницах времени камня нет звериной примитивности. В них чувствуем особую, слишком далекую от нас культуру. Настолько далекую, что с трудом удается мысль о ней иным путем, кроме уже избитой дороги - сравнения с дикарями.

Вполне допустимо: загнанные сильными племенами, вымирающие дикари - инородцы с их примитивными копьями так же похожи на человека каменного века, как идиот похож на мудреца. Осталось несколько общеродовых жестов, но они далеки от настоящего смысла. Человек каменного века родил начала всех блестящих культур, он мог сделать это. От инородца - нет дороги, он даже утрачивает всякую власть над природой”.

2. С.Эрнст. Н.К.Рерих. - С.-Пб.: издание Н.Бутковской, 1918. - с.65:

“Теперь, после обзора разнообразных по устремлениям работ этого периода, должно перейти к капитальному созданию 1903 - 1904 гг. - к громадному циклу архитектурных этюдов, написанных художником во время путешествия его по России, не принятого в это время. “Архитектурные этюды” слишком скромное и, поэтому, неверное заглавие для многообразного и величественного зрелища достопамятностей отечественной старины, запечатленных на холсте широкой и свежей кистью, выразительно обобщающей и тонкой в передаче того благостного покоя и света, коими так сильны все памятники древнего искусства. Было хорошо назвать эту сюиту “Пантеоны нашей былой Славы”, “Российскими Елисейскими Полями”...

3. Н.К.Рерих. Сердце Азии. - Нью-Йорк, 1929. Цит. по Н.К.Рерих. Сердце Азии. - Минск: Университетское, 1991, с.5-6.

“...Кроме художественных задач, в нашей экспедиции мы имели в виду знакомиться с положением памятников древностей Центральной Азии, наблюдать современное состояние религии, обычаев и отметить следы великого переселения народов. Эта последняя задача издавна была близка мне. Мы видим в последних находках экспедиции Козлова, в трудах профессора Ростовцева, Боровки, Макаренко, Толя и многих других огромный интерес к скифским, монгольским и готским памятникам. Сибирские древности, следы великого переселения в Минусинске, Алтае, Урале дают необычайно богатый художественно-исторический материал для всего общеевропейского романеска и ранней готики. И как близки эти мотивы для современного художественного творчества. Многие звериные и растительные стилизации могли выйти из новейшей лучшей мастерской”.

4. Н.К.Рерих. По старине //Н.К.Рерих. Глаз добрый. - М.: Художественная литература,1991. /Серия “Забытая книга”/. - С.55-56.

“Даже самые слепые, даже самые тупые скоро поймут великое значение наших примитивов, значение русской иконописи. Поймут, и зазвонят, и заохают. И пускай звонят! Будет их вопление пророчествовать - скоро кончится “археологическое” отношение к историческому и народному творчеству и пышнее расцветет культура искусства.

Мы переварили западных примитивов. Мы как будто уже примиряемся с языком многих новейших индивидуалистов. К нам много теперь проникает японского искусства, этого давнего достояния западных художников, и многим начинают нравиться гениальные творения японцев с их живейшим рисунком и движением, с их несравненными бархатными тонами.

Для дела все равно, как именно, лишь бы идти достойным путем; может быть, хоть через искусство Востока взглянем мы иначе на многое наше. Посмотрим не скучным взором археолога, а теплым взглядом любви и восторга. Почти для всего у нас фатальная дорога “через заграницу”, может быть, и здесь не миновать общей судьбы...”

 

 

“Искусство и археология”, т. XXI, N 5, 1930, май.

Comments